понедельник, 16 января 2012 г.

Русские без России. КАК ГЕНИЙ ЧИСТОЙ КРАСОТЫ.


...В 1927 году в Париже впервые был проведен конкурс «Мисс Россия». На этом и на следующем конкурсе –1928 года выбирали красавиц только из числа тех русских, кто оказался во Франции на положении эмигрантов (в то время их насчитывалось более 200 тысяч человек). «Мисс Россия – 1927» стала Кира Склярова, «Мисс Россия – 1928» – Нина Северская, дочь известного авиатора. А с 1929 года, когда миссию учредителя смотров русских красавиц взял на себя издававшийся в Париже популярный журнал «Иллюстрированная Россия», география представительства претенденток расширилась. Журнал при подготовке к очередному конкурсу публиковал его условия, где говорилось, что к участию приглашаются «русские женщины в возрасте от 16 до 25 лет, незамужние, достойного поведения, проживающие в любых европейских странах, но имеющие возможность приехать в Париж на запись и финал конкурса в сопровождении старших членов семьи. Если русское жюри присудит звание самой красивой русской женщины одной из кандидаток, то комитет по организации конкурса возмещает избраннице расходы по приезду в Париж и обратно, вместе с матерью, и по полному содержанию в Париже в течение пяти дней». В жюри «Мисс Россия» вошли самые знаменитые деятели культуры и искусства русской эмиграции: писатели Александр Куприн, Иван Бунин, Надежда Тэффи, балерина Ольга Преображенская, танцовщик Сергей Лифарь, художники Константин Коровин и Александр Бенуа. Один только перечень этих фамилий внушал обывателям мысль, что на парижских фестивалях красоты все будет по-честному.





Русские конкурсы красоты в те времена представляли зрелище весьма пристойное. Кандидатки должны были «явиться в обычном городском костюме», хотя в финале жюри просило их продефилировать «в манто и шляпке». И, боже упаси, никаких демонстраций в купальниках. Организаторы декларировали свое кредо такими словами: «…всё должно протекать в обстановке безупречной нравственности, а моральные качества кандидаток должны играть первостепенную роль». Собственно конкурс проходил следующим образом. Вначале жюри просило девушек продефилировать вместе. Затем каждую вызывали отдельно. С ней непринуждённо беседовали, без всяких заранее приготовленных шаблонов. Потом жюри тщательно обсуждало достоинства каждой претендентки и выставляло по три оценки: за красоту лица, за красоту фигуры и общее впечатление. Сумма этих баллов давала итоговый результат.
Победительницы конкурса «Мисс Россия» были очень популярны и в русской колонии, и среди французов. Они устраивали званые вечера и балы, их портреты появлялись на обложках журналов и на открытках.




С середины 20-х годов ХХ века стал проводиться и конкурс красоты «Мисс Европа», учредителями которого стали две популярные французские газеты. Россию с 1929 года представляли на нем те счастливицы, кого короновали на парижском конкурсе русских красавиц: «Мисс Россия –1929» Ирина Левицкая, «Мисс Россия – 1930» Ирина Венцель, «Мисс Россия – 1931» Марина Шаляпина, дочь великого русского певца, «Мисс Россия – 1932» Нина Поль, однако европейских лавров они не снискали. А русские красавицы из страны Советов на европейские смотры не приглашались вовсе, причину этого образно выразил один из главных вдохновителей смотров «Мисс Европа» журналист Морис де Валеф: «не может быть и речи о том, чтобы произвести выборы русской принцессы в Москве, где долго еще придется ждать расцвета новой красоты. Вместо того чтобы послать самую красивую русскую девушку, Политбюро командировало бы в Париж комсомолку, наиболее подходящую к идеалу Коллонтай (революционерка, соратница Ленина)». В общем, девицы «а-ля Коллонтай» так и оставались в своих городах и весях Советской России, хотя все признавали, что в бриллиантовом созвездии претенденток на высший европейский титул женской красоты все же не хватало представительниц «собственно России». У организаторов же парижских конкурсов русских красавиц надежда была только на то, жемчужины обязательно обнаружатся, если не среди эмигрантов во Франции, так в русских колониях других стран Нового и Старого Света.


 



…19 апреля 1933 года, за четыре дня до открытия очередного конкурса «Мисс Россия» в редакцию «Иллюстрированной России» из Вильны пришло письмо следующего содержания: «В связи с вашим объявлением относительно конкурса «Мисс Россия», как русский человек, которому дорого все русское и все, чем могла бы гордиться Россия, прилагаю при сем фотографии Татьяны Александровны Масловой с описанием ее личности. Покорнейше прошу сообщить мне, какие нужны документы, удостоверяющие ее русское происхождение, а также необходимо ли разрешение матери... Татьяна Александровна – дочь офицера Черноморского флота, расстрелянного во время Гражданской войны на юге России. Лет 19; рост 168; владеет свободно пятью языками и представляет собой образец русской классической красоты...». Автором сообщения был репортер газеты виленской газеты «Русское слово» А. Дугорин.

Все бы ничего, размышляли в Париже, да как связаться с Вильной, если все участницы уже съехались и до мандатной комиссии остается всего три дня. По почте – никак не получится. Все решил телефонный звонок самой претендентки, которая сообщила, что готова за свой счет вместе с матерью немедленно выехать в Париж. И виленская красавица объявилась в столице Франции в субботу 22 апреля, а в воскресенье 23-го ее избрали «Мисс Россия».



Конкурс «Мисс Европа» 1933 года намечался на конец мая в Испании. Через месяц после триумфа в Париже выпускница виленской гимназии Татьяна Маслова прибыла в Мадрид. Местная публика уже знала ее по фотографиям и встречала ее на вокзале возгласами «Виват, Россия!». Участниц конкурса принимал президент Испании, в честь девушек была устроена красочная коррида. 28 мая во Дворце изящных искусств Мадрида состоялось торжественное открытие конкурса. Вначале девушкам полагалось продефилировать перед публикой в зале. Затем каждую из них в алфавитном порядке вызывали на сцену, к столу жюри. Единственные «вольности», которые тогда позволялись участницам, так это по просьбе жюри принять на глазах у зрителей ту или иную так называемую «пластическую позу».






После отсеивания во второй тур конкурса прошли «Мисс» из Испании, Франции, Венгрии и «Мисс Россия – 1933» Маслова, в завершение которого финалисток пригласили на сцену, и председатель жюри торжественно объявил: – «Дамы и господа, большинством голосов звания «Мисс Европа» удостаивается Татьяна Маслова», – и на русскую красавицу возложили алую ленту с надписью «Мисс Европа».
Вообще говоря, оргкомитет конкурса «Мисс Россия» обещал, что «в случае присуждения звания первой красавицы Европы русской кандидатке, последняя совершает поездку в Америку и обратно за счет того же оргкомитета...». Увидеть Новый Свет Татьяне Масловой не довелось, ей предложили поездку… в Португалию. Затем красавица вернулась в Вильну и вела там на удивление скромную жизнь. Замуж не стремилась, хотя поклонников у нее было немало. Рассказывают, что в нее влюбился состоятельный молодой человек-голландец. Он появился в Вильне на шикарном белом автомобиле, каких здесь не видали. За авто шумными ватагами бегали местные мальчишки. Идет молва, что с голландцем Татьяна не сошлись по «идейным соображениям», мол, ухажер увлекался развлекательной музыкой, она же, получившая классическое образование в Пушкинской гимназии, естественно, отдавала предпочтение музыке классической. Голландец оставил Вильну, не получив удовлетворения.


Победительницы конкурсов красоты не долго ходили в девицах, как правило, они выходил и замуж в год своего триумфа, и по словам одной из газет того времени «большинство из самых красивых русских девушек превратилось в хороших русских женщин. Есть все основания порадоваться за своих «Мисс». Уже связала себя семейными узами победительница конкурса «Мисс Россия –1934» Екатерина Антонова, а Татьяна Маслова по-прежнему жила вдвоем с матерью. Но в Европе о ней еще помнили. Парижская эмигрантская газета «Наша Заря» в номере от 7-го июля 1936 писала о личной жизни красавицы так: «Т. А. Маслова, которая недавно приезжала из своей Вильны в Париж, шутя говорила: «Я жду своего прекрасного принца...». Мы знаем, что эти прекрасные принцы появляются неожиданно и в самых разнообразных обликах. Будем надеяться, что он будет достоин избравшей его самой красивой девушки Европы 1933 года. Надо признаться, что Т. А. Маслова носила это звание по праву, как никто». И возможно как раз потому, что в Татьяне Масловой и воплотился собирательный образ «беженок с тончайшими чертами лица, со спокойной ясностью во взорах, облагороженных перенесенными страданиями и горем».

Во всех сказках принцессы находят-таки своих принцев. Правда, на этом счастливом событии все они и заканчиваются. А дальше предполагается безоблачная счастливая жизнь, о подробностях которой в сказках не рассказывается. В Пушкинском юбилейном 1937 году Татьяна Маслова еще незамужней девушкой, когда блистательно сыграла роль Татьяны Лариной в «Евгении Онегине» в гимназическом спектакле. До начала второй Мировой войны, то есть до 1 сентября 1939 года, когда Гитлер напал на Польшу, времени оставалось – всего ничего. Рассказывают, будто Татьяна Маслова еще до войны все-таки вышла замуж за внешне ничем не примечательного человека, лет на двадцать старше ее – караима из Тракай, адвоката по профессии. И вскоре после свадьбы супружеская чета, якобы, уехала из Вильны в Германию. По другой версии, высказанной одной из бывших виленских гимназисток межвоенной поры, Маслова вышла замуж за польского офицера, но брак этот был недолгим, и «Мисс Европы-1933» уехала за границу.

По обеим версиям скончалась она еще в сравнительно молодом возрасте. Однако никакие предположения не опровергает главного: был в жизни виленской гимназистки звездный час, что возвел ее на вершину всеобщего признания, как эталон чистой красоты.

0 коммент.:

Отправить комментарий