вторник, 31 января 2012 г.

Игрушки Русских Императоров




Александр I

В детстве Александра, в последней четверти восемнадцатого века, словно провозвестники грядущей эпохи машин и механизмов, начали появляться самые разнообразные заводные игрушки. Кукла-модница смотрелась в зеркало и сама расчесывала волосы… Куклы-солдаты маршировали по столу, производя все воинские артикулы… Заводной барабанщик отбивал ритм настоящего марша... Появились тогда и «говорящие книги»: потянешь за веревочку — и заблеет коза, замычит корова, захрюкают свиньи... Появились стульчики с музыкой — садишься, и начинает играть музыка...




Больше всего не хотела Екатерина, чтобы русский престол достался Павлу. Известно, что она даже предпринимала определённые шаги, чтобы в обход сына передать престол внуку… И, может быть, бессознательно, но она, как бы торопила Александра поскорее взрослеть. «Не оставлять Их Высочеств никогда в праздности. Буде не играют и не учатся, тогда начать с ними какой ни есть разговор, сходственный их летам и понятию, через который получили бы умножение знаний».

«Намедни господин Александр начал с ковра моей комнаты и довёл мысль свою... до формы земли... Я принуждена была послать в Эрмитажную библиотеку за глобусом. Но когда он его получил, то принялся усердно путешествовать по земному шару и через полчаса, если не ошибаюсь, он знал почти столько же, сколько покойный г. Вагнер пережевывал со мной в продолжение нескольких лет».Мнения преподавателей Александра о его успехах в учебе заметно разнятся с мнением императрицы. «Замечается в Александре Павловиче... — писал о своём пятнадцатилетнем воспитаннике А.Я. Протасов, — много остроумия и способностей, но совершенная лень и нерадение узнавать о вещах, и не только чтоб желать, ведать о внутреннем положении дел... но даже удаление читать публичные ведомости и знать происходящее в Европе».


Николай I

Рассказывают, что в 1797 году Николай уже танцевал на придворном балу. Было ему тогда от роду один год и четыре месяца… В три года Николай надел малиновый лейб-гвардии конного полка мундир…
Но из первых лет жизни запомнилось не многое и совсем не главное… Смутно и неясно остался в памяти шведский король Густав Адольф, который «подарил фарфоровую тарелку с фруктами из бисквита»; желтые сапоги гусар венгерской дворянской гвардии; лагерь Финляндской дивизии, пришедшей в Гатчину на осенние маневры.

Лучше запомнилась встреча с Суворовым... Однако Суворов запомнился не великим полководцем, а просто — спасителем няни, которую Николай очень любил и которая научила его и русской азбуке, и молитве «Отче наш»... Войска Суворова спасли няню из плена в Варшаве. Ясно запечатлелось в памяти: калитка малого сада в Павловске... Голые ветки деревьев... Он, Николай, бежит по аллее навстречу отцу, и тот обнимает его.

— Поздравляю, Николаша, с новым полком, — говорит он. — Я тебя перевел из Конной гвардии в Измайловский полк в обмен с братом... (В 1799 году вернувшийся из Итальянского похода великий князь Константин был переведен в Конную гвардию).

Было тогда будущему императору три с небольшим года, но с тех пор зеленый с золотыми петлицами мундир с нашитыми на него звездами Андрея Первозванного и святого Иоанна Иерусалимского и стал навсегда его мундиром...

Запомнилась и первая игрушка — деревянное ружьецо, купленное за полтора рубля. Потом появились в детской литавры, деревянные шпаги, алебарды, гренадерские шапки, трубы, пушечки, зарядные ящики...

Николай I сам записал свои детские воспоминания, изданные потом тиражом в пятьдесят экземпляров. Несколько страниц в них отведено событиям трагической ночи на 11 марта 1801 года... Здесь, в Михайловском замке, где, чтобы спастись от сырости, клали на подоконнике свежеиспеченный хлеб. Николай и его младший брат Михаил играли по утрам на ковре в кабинете отца, а старшие братья...

«Однажды вечером был концерт в большой столовой; мы находились у матушки; мой отец уже ушел... потом поднялись к себе и принялись за обычные игры. Михаил , которому было тогда три года, играл в углу один, в стороне от нас, англичанки, удивленные тем, что он не принимает участия в наших играх, обратили на это внимание и задали ему вопрос: что он делает? Он, не колеблясь, отвечал: «Я хороню своего отца!» Как ни малозначищи должны были казаться такие слова в устах ребенка, они тем не менее испугали нянек. Ему, само собою разумеется, запретили эту игру, но он... продолжал ее, заменяя слово отец — Семеновским гренадером. На следующее утро моего отца не стало. То, что я здесь говорю, есть действительный факт.

События этого печального дня сохранились в моей памяти, как смутный сон; я был разбужен и увидел перед собою графиню Ливен. Когда меня одели, мы заметили в окно, на подъемном мосту перед церковью, караулы, которых не было накануне; тут был весь Семеновский полк в крайне небрежном виде. Никто из нас и не подозревал, что мы лишились отца; нас повели вниз к моей матушке и вскоре оттуда мы отправились с нею, сестрами, Михаилом и графиней Ливен в Зимний дворец... Матушка моя лежала в глубине комнаты, когда вошел император Александр в сопровождении Константина и князя Николая Ивановича Салтыкова; он бросился перед матушкой на колени; и я до сих пор еще слышу его рыдания. Ему принесли воды, а нас увели. Для нас было счастье опять увидеть наши комнаты и, должен сказать по правде, наших деревянных лошадок, которых мы там позабыли». - пишет Николай Павлович о гибели отца


Отца убили, когда Николаю Павловичу было четыре с половиной года… Ему не исполнилось еще пяти, когда ему подарили уже не деревянную, а настоящую лошадь и он начал ездить верхом. Когда Николаю исполнилось шесть, появились у него воспитатели-мужчины. Главный надзор за воспитанием Великого князя осуществлял начальник Первого кадетского корпуса генерал Ламсдорф.




Александр II


Семейная теплота окружала будущего императора, и проявлялась она не экзальтированно, не судорожно, а ровно и естественно. Рассказывают, что 12 декабря 1825 года, когда Александру Николаевичу объявили, что он стал наследником престола, он испугался и долго плакал. Было ему тогда семь с половиной лет.
Годы с восьми до тринадцати лет отводились для «приготовления к путешествию» — в этом возрасте необходимо было развить ум и нравственное чувство... Следующие шесть лет занимало само «путешествие» — усвоение общеобразовательного курса, и ещё два года — «завершение путешествия — учение применительное...»

Вот список подарков, полученных Александром на Рождество 1831 года…
Ящик с пистолетами…
Ружье…
Сабля…
Бюст Петра Великого…
Турецкая сабля…
Вице-мундир Кавалергардского полка…
27 тарелок и 5 чашек с рисунками из жизни русского войска…

Подарки для тринадцатилетнего мальчика замечательные, дорогие, но ничего чрезмерного в них нет…
Уже в двенадцать лет Александр прекрасно ездил верхом. Со своими друзьями графом И. Вильегорским и В. Паткулем совершал он далекие прогулки верхом в Ораниенбаум и Павловск... В четырнадцать лет Александр без ошибок мог командовать взводом за офицера… Главный принцип воспитания В.А. Жуковского — «в царских детях следует воспитывать детей людей, а уж затем перейти к воспитанию принцев и князей» - ему и следовали, воспитывая будущего императора.



Александр с братьями Николаем и Владимиром

Александр III

Он был вторым сыном Александра II. Но старший брат умер 12 апреля 1865 года, и 15 августа Александр был представлен народу как наследник. Говорят, что, умирая, брат сказал Александру: «Оставляю тебе тяжелые обязанности, славный трон, отца, мать и невесту, которая облегчит тебе это бремя». И действительно, после смерти старшего брата Александру пришлось жениться на принцессе Дагмаре, ставшей в замужестве с ним императрицей Марией Фёдоровной.

— Нет… — говорил он своему наставнику Я.К. Гроту. — Я уже вижу, что на излечение брата нет надежды... Все придворные странно переменили свое обращение со мною и начали за мной ухаживать...

В этих словах при всем желании не услышать ни радости, ни восторга перед открывающимися возможностями абсолютного, не ограниченного ничем властителя гигантской страны.

Только печаль и скорбь.

Еще отчетливее эта печаль выражена в письме Александра к К.П. Победоносцеву: «Как завидуешь людям, которые могут жить в глуши и приносить истинную пользу и быть далеко от всех мерзостей городской жизни и в особенности Петербургской. Я уверен, что на Руси немало подобных людей, но об них не слышим, а работают они в глуши тихо, без фраз и хвастовства».


Рассматривая игрушки Александра III — все эти игрушечные паровозики, водокачки, мосты, перебирая книги, которые он читал (кстати, любимым писателем в детстве у Александра III был автор исторического романа «Ледянной дом» И. Лажечников), можно рассуждать, что еще в детстве Александра заранее ориентировали на внутренние интересы России… Говоря о самоограничении, воспитываемом в процессе образования царских детей, надо подчеркнуть, что здесь и речи не было ни о каком стирании личности, нивелировке облика и характера... Итогом этой предварительной подготовки должна была стать их готовность в момент принесения присяги на верность Отечеству принять ту единую, высшую силу, что осеняла будущих монархов. И тогда-то — это уже не мистика, а объективная реальность! — личностные интересы и заботы, их собственные симпатии и увлечения становились несущественными по сравнению с теми заботами страны, что брали они на свои плечи.


Николай с Императрицей Марией Федоровной

Николай II

Будущему императору было восемь лет, когда на демонстрации рабочих, и студентов у Казанского собора впервые подняли красное знамя с вышитыми на нем словами «Земля и воля»…

И еще не исполнилось Николаю II тринадцати лет, когда 1 марта 1881 года народовольцами, устроившими настоящую охоту на государя, был убит его дед — император Александр II.

Последний русский император рос под грохот выстрелов и разрывов бомб, но готовили его для другой, созидательной на благо России деятельности...



«Огляделся: комната волшебная. Ничего подобного сроду не видывал. Во-первых, идет по полу железная дорога, маленькая, но настоящая, с рельсами, с сторожевыми будками, с тремя классами вагонов, стоят полки солдат с киверами, с касками, казаки в шапках, а вот лошади с гривами, верблюды о горбами, а вот барабан, ружья в козлах, труба с кисточкой, гора песку»…

Так описывали детскую, принадлежавшую будущему русскому императору. Хозяин всех этих игрушечных сокровищ заводил ключиком свою дорогу, и вот уже «паровоз побежал, из будки вышла сторожиха, замахала флажком, на платформе появился пузатый начальник, зазвенел звонок»…
Железная дорога — не случайная игрушка. Железные дороги, строительство их — одно из важнейших занятий последнего русского императора.



Цесаревич Алексей

Наследник престола рос красивым и умным, хотя страшный Рок каждодневно, ежеминутно напоминал о себе.

«Он вполне наслаждался жизнью, когда мог, как резвый и жизнерадостный мальчик. Вкусы его были очень скромны. Он совсем не кичился тем, что был Наследником Престола... — пишет в своих воспоминаниях П. Жильяр. — Он об этом всего меньше помышлял. Его самым большим счастьем было играть с двумя сыновьями матроса Деревенко... У него была большая живость ума и суждения и много вдумчивости. Он поражал иногда вопросами выше своего возраста, которые свидетельствовали о деликатной и чуткой душе...»


«Наследник «будучи горячим патриотом считал хорошим только все русское… Он был умен, благороден, добр, отзывчив, постоянен в своих симпатиях и чувствах. При полном отсутствии гордости, его существо наполняла мысль о том, что он — будущий царь, вследствие этого он держал себя с громадным достоинством. По мнению всех близко знавших цесаревича, он представлял по уму и характеру идеал Русского царя»…


Однажды, задумавшись, цесаревич сказал своему наставнику:

— Нет... Когда я буду царем, в России не будет бедных и несчастных...


Словно в сказке о спящей принцессе, родители заботливо изымали из спальни все острые и колющие предметы. В детской Алексея не было корабельной мачты — этого непременного атрибута детской наследника престола... Родители окружали Алексея вещами, которые не могли поранить его...

Но никакие предосторожности не помогали. Однажды Алексей влез на скамейку в классной комнате, поскользнулся и упал, стукнувшись коленкой об угол. «На следующий день он уже не мог ходить. Еще через день подкожное кровоизлияние усилилось, опухоль, образовавшаяся под коленом, быстро охватила нижнюю часть ноги. Кожа натянулась до последней возможности, стала жесткой под давлением кровоизлияния, которое стало давить на нервы и причиняло страшную боль, увеличивающуюся с часу на час».

Царевича Алексея берегли от игрушек, но невозможно было уберечь наследника престола от войны, от революции… Впрочем, и не возможно было оградить от войны ребенка все существо которого при«полном отсутствии гордости, наполняла мысль о том, что он — будущий царь»…

Сохранилась фотография детской царевича Алексея...Возле чума две корякские лодки, дальше на небольшом подиуме, как в хорошем музее, модель железной дороги и броненосца, пирамида с игрушечными винтовками, модели орудий... Под потолком — аэропланы с широкими крыльями. Вот такая странная, больше похожая на музей, чем на комнату, в которой играет ребенок, детская...

В тот год, когда родился наследник престола, его будущий убийца, пятнадцатилетний ученик аптекаря Яков Свердлов первый раз угодил в тюрьму.


Н.М. Коняев "Игрушки русских императоров"

0 коммент.:

Отправить комментарий