четверг, 1 марта 2012 г.

Украшения Коко Шанель

Коко Шанель - мой кумир. Я прочитала ее биографию, мне нравятся ее цитаты, мне нравится ее стиль жизни и то, что она сделала для моды вообще и для женского стиля в частности. Она сняла с женщин корсет, она придумала сумочку на длинном ремешке ("не люблю ридикюли, я все время их теряю" К.Ш.) и именно она ввела моду на бижутерию.
Я читаю о Коко Шанель все, что нахожу. И вот, выдержки из статьи о ней и ее работой над бижутерией.

«Мне наплевать на драгоценности. Они ничего не добавляют к радости жить. Украшений должно быть много. Если они настоящие - это отдает хвастовством и дурным вкусом. Я делаю фальшивые и очень красивые. Они даже красивее настоящих. Украшения ставят свою метку на эпохе. Я бы хотела, чтобы моя была отмечена бижутерией Chanel». К.Ш.





20-е годы 20 века. Изысканная простота моделей Шанель требовала акцентов. Недорогих аксессуаров и украшений. С присущей Шанель легкостью ломать стереотипы, «Великая Мадемуазель» впервые осмелилась заявить, что украшение – это не более чем декоративный элемент, деталь костюма, а не состояние, которое носят на шее и которое можно продать в случае нужды.
Начиная с 1922 года Коко Шанель взялась за изготовление искусственных драгоценностей, которые называла фантазийной бижутерией. К этой работе был привлечен ее друг Этьен де Бомонт, который рисовал эскизы изделий и разрабатывал технологию их изготовления. Этьен де Бомонт, который некогда отказывался приглашать на свои балы «портниху», стал одним из ее наемных работников, а именно «консультантом по разработке бижутерии Шанель», как звучал теперь его «титул». Он создавал для Шанель длинные колье из разноцветного стекла.
С 1929 по 1937 год на Шанель работал итальянский аристократ, сицилийскии герцог Фулько ди Вердура, которого Коко сначала наняла как текстильного дизайнера. Ювелирные украшения из коллекций ди Вердуры носили женщины самого безупречного вкуса: Грета Гарбо, Кэтрин Хепберн и принцесса Диана. Именно ди Вердура создал для Шанель знаменитые серебряные браслеты со сливочно-белой и черной эмалью. Браслеты были декорированы мальтийским крестом из драгоценных камней. Фулько ди Вердура создал также серию роскошных украшений в стиле Ренессанса и барокко.
Значительный вклад в историю бижутерии Шанель внес Франсуа Гюго, правнук писателя. Будучи техническим директором фабрики джерсовой ткани в Аньере, он получал от Шанель еще и заказы на создание эскизов брошей, клипс и всякого рода фантазийных гарнитуров. «Бижутерия, создаваемая ювелирами, наводит на меня тоску», – объясняла она.
В ноябре 1932 в ее салонах, Коко Шанель и Поль Ириб организовали выставку ювелирных украшений с бриллиантами, представленными на старых восковых манекенах: тиары, браслеты, ожерелья, стреляющие звездами, которые играли вокруг шеи и блистали, как крылья бабочки.
Эта выставка была лишь роскошным эпизодом, после которого имя Коко Шанель навсегда осталось тесно связанным с ювелирными костюмными украшениями.
Начиная с 50-х годов оригинальные образцы бижутерии, созданные великими кутюрье и художниками, ценятся дороже заурядных изделий из драгоценных камней и металлов. Носить авторскую бижутерию становится хорошим тоном. В это самое время — 1954 г. — у Шанель начинает работать ювелир Робер Гуссенс, которому удается воплотить многие идеи Коко. Гуссенс был приглашен Франсуа Дегорсе, который создавал драгоценности для «Шанель» и «Баленсиага».
Гуссенс был уверен, что красота камней, разнообразие их цветов и оттенков столь же важны в украшениях, как форма и образ. Ювелир создавал коллекции украшений, художественный образ которых соединял в себе византийские, этрусские и кельтские мотивы. Примером может быть браслет с мотивом грифона, пожирающего лошадь, который позаимствован со скифской вазы из собрания «Эрмитажа». Когда на свет появились знаменитые византийские украшения, прославившие логотип «Chanel» в ювелирном искусстве, Шанель пошутила: «Мы никому не скажем, что это сделали сами. Скажем просто, что украшения были найдены при археологических раскопках на улице Камбон».
«Мое знакомство с Коко Шанель было самой главной встречей в моей жизни», — признавался Робер Гуссенс, сотрудничавший с Великой Мадемуазель до последних дней ее жизни. Шанель и Робер Гуссенс были поклонниками искусства Ренессанса и античности. Только два больших таланта могли искусно сочетать бронзу и драгоценные металлы с жемчугом, горным хрусталем и разноцветным стеклом.
Хотя Гуссенс работал для многих Домов моды высокого класса, его украшения неразрывно связаны с историей Дома «Шанель». С Домом «Шанель» Гуссенс развивал известный «византийский стиль», и вплоть до 1971 года в костюмных украшениях этого Дома можно встретить коллекции, где присутствуют византийские мотивы. В 1960-х годах Шанель и Гуссенс производили ожерелья цветочных мотивов, украшенные жемчугом и бусами, изделия с изображением орлов, скопированных с англо-саксонских поясов, огромные мальтийские броши в форме крестов со стеклянными зелеными и красными кабошонами.
В 1950 – 1960-е годы Шанель продолжала создавать бижутерию по своему вкусу, прибегая для их изготовления к услугам блестящих профессионалов, таких как компания «Мэйсон Грипуа», которая использовала в украшениях как натуральные, так и искусственные камни и жемчуг, цепи из искусственного золота и литое стекло.
Украшения Шанель продавались и до сих пор продаются в специальных коробочках, на которых стоит имя производителя. Каждое изделие в наборе всегда запечатано. Ранние произведения Шанель на рынке антиквариата всегда продавались без оригинальной упаковки. При наличии в сохранности коробочки цена изделия может возрасти до 30%.

Оригинал статьи здесь
Источник 

0 коммент.:

Отправить комментарий