среда, 7 марта 2012 г.

Прасковья Жемчугова и Николай Шереметев. От оперы до семьи...


 


Сегодня исполняется ровно 209 лет с момента, когда Он Ее потерял навсегда (если считать по новому стилю)…
Она покорила его своим голосом…
Они жили вместе долго и счастливо, несмотря на то что официальный брак продлился всего несколько лет…




Она…
Она была старшей дочерью крепостного кузнеца Шереметевых, настоящего мастера своего дела, Ивана Ковалева. При этом многие знали, что Иван был большим мастером по части выпивки.
Маленькая Параша росла голосистой девочкой, поэтому никто не удивился, что в один прекрасный день ее забрали в подмосковное имение Шереметевых – Кусково. А ее воспитанием занялась княгиня Марфа Михайловна Долгорукая. На тот момент девочке было около восьми лет.
Крепостной театр Шереметевых отличался особым отношением к своим актерам – никаких шалостей и вольностей в отношении их не дозволялось. Наоборот, за их здоровьем  следили лучшие доктора, кормили тем же, что подавали на стол самим хозяевам, их актерским образованием занимались специально приглашенные мастера, звали-величали крепостных исключительно по имени и отчеству.
Параша… Прасковья Ивановна быстро схватывала все, чему ее обучали: нотная грамота, вокал, игра на клавесине, французский и итальянский языки – девочке прочили большое будущее. Ее сценической фамилией стала Жемчугова – в честь маленькой жемчужинки, найденной в пруду усадьбы.
Ее дебют на сцене состоялся, когда Прасковье не было и одиннадцати лет от роду – она пела в опере Андре Гретри "Опыт дружбы". И именно после премьеры она познакомилась с Ним…
Он...
Его отец – граф Петр Борисович Шереметев – был покровитель искусства, меценат. Шереметевский крепостной театр был известен на всю страну: потрясающая акустика, декорации, удивительная планировка. Современники отмечали, что шереметевский театр в Кусково ни в чем не уступал дворцовому театру в Эрмитаже.
Николай получил прекрасное образование на родине, плюс успел поучиться в Лейденском университете, познакомившись с й жизнью Англии, Голландии, Швейцарии.
В наследство от отца ему достался крепостной театр в Кусково, и, продолжая "семейное дело", юный граф спешил передать полученные за границей знания и своим актерам. Правда, иногда – если среди "учеников" оказывались нерадивые, мог в мгновение ока выйти из себя и прямо посреди урока вскочить на коня и пуститься вскачь "растрясать гнев" по полям.
Он был вспыльчив и никогда не прощал оскорблений. Но при этом в обществе слыл человеком тактичным. На гербе один из шереметевских львов был украшен надписью: "Не ярится, но неукротим!"
Он всегда присутствовал на спектаклях своих подопечных. Был он и на опере Андре Гретри "Опыт дружбы", где его потрясла худенькая черноволосая и огромными глазами девочка, страшно волновавшаяся и без конца повторявшая за кулисами: "Только бы не потерять от волнения голос! Только бы понравиться его сиятельству!"… И так преобразившаяся, выйдя на сцену. Этой девочкой была Она…
Они…
После премьеры юный граф рукоплескал дебютантке громче всех. И с этого момент ею стали заниматься с особым тщанием: больше уроков, больше внимания, главные роли… Нет, не подумайте, что граф влюбился в маленькую актрису с первого взгляда. Отнюдь. Но его покорил ее талант, к которому в роду Шереметевых всегда относились с большим почтением.
Он вывозил ее в город на спектакли, играл с ней на клавесине в четыре руки, разучивал арии. Прасковья Ивановна была старательной ученицей, она много читала. Она не могла подвести графа, который доверил ей главные партии в спектаклях.
Эти совместные занятия сблизили их.
Открыть свои чувства граф решился после смерти своего отца. Он был настолько опечален из-за его кончины, что запил. Прасковья же, как верный и близкий друг, нашла нужные слова, чтобы утешить Николая. А граф – на волне эмоций – нашел в себе силы признаться, что любит юную актрису.
Чувства были взаимными. Давно. Но мыслимо ли было крепостной мечтать об ответной любви?..
После этого Шереметев переселил Прасковью в барский дом, где они жили вместе. Холостяцкие привычки остались в прошлом, теперь его мысли занимала только она и театр.
Об их романе судачил весь высший свет. Но только за спиной графа – все помнили о его вспыльчивом нраве и о том, что он не прощал оскорблений никому и никогда. В лицо же светским гостям, бывая в театре Шереметева, приходилось принимать тот факт, что хозяйка в этом доме – Прасковья. Сам граф к этому шепоту за спиной относился спокойно, в отличие от своей любимой.
Прасковью угнетала мысль, что из-за нее Николай вынужден терпеть все эти пересуды. А он… он привез ее на любительский спектакль, который представляли сами господа – это была опера "Нина, или Сумасшедшая от любви" - он хотел внушить своей любимой, что она достойна уважения и любви.
Прасковья достойно выдержала этот визит, хотя далось это ей нелегко. Зато после этой "выходки" графа свет осознал, что Шереметев сделал свой выбор обдуманно и серьезно. Этот факт особенно взбудоражил многочисленных родственников графа, которых заботил судьба огромного наследства Шереметева. В результате, со временем граф отстранил от себя практически всю родню. И в конце концов 1 декабря 1798 года дал Просковье вольную.
 
Дальше последовал их переезд в Санкт-Петербург, сырой климат которого серьезно осложнил здоровье Жемчуговой – врачи запретили ей не только петь, но и выходить из дома. Причиной тому стала чахотка. Но по дороге туда… По дороге в северную столицу Николай Петрович с Прасковьей Ивановной остановились в Москве, где тайно венчались утром 6 ноября 1801 года. Разрешение на столь скандальный брак дал графу сам император. Венчание проходило в церкви Симеона Столпника на Арбате, и приглашены на него были лишь самые близкие и доверенные люди. Правда, венчание оставалось в тайне до появления на свет их сына.
Последовавшая беременность усугубила состояние Прасковьи. Но по большому счету, она была рада – Бог простил ей жизнь во грехе и послал графу наследника. Дмитрий Николаевич Шереметев родился 3 февраля 1803 года. А через несколько недель силы оставили Прасковью Жемчугову-Шереметьеву.
 
Граф Николай Шереметев пережил супругу на шесть лет, оставив после себя два важных документа: "Завещательное письмо" и "Жизнь и погребение графини Прасковьи Ивановны Шереметевой" - повесть для Дмитрия о его матери. А также построенный в честь жены в Москве Странноприимный дом, где в наши дни размещается Институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского.
"…Я питал к ней чувствования самые нежные, самые страстные… наблюдал я украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность. Сии качества… заставили меня попрать светское предубеждение в рассуждении знатности рода и избрать ее моею супругою… Постыдную любовь изгнала из сердца любовь постоянная, чистосердечная, нежная, коею навеки я обязан покойной моей супруге…"
Леокадия Коршунова, etoya.ru

0 коммент.:

Отправить комментарий