пятница, 9 марта 2012 г.

Джерсейская лилия


"Икона стиля".
Одна из самых ярких - выдающаяся красавица Лили Лэнгтри, в конце XIX столетья сводившая с ума королей и принцев. Ею восхищался Оскар Уайльд и открытки с ее фотографиями печатались невероятными тиражами.

Сохранились сотни ее портретов, и пожалуй, не найти женщины, которая не слышала бы этого мелодичного, как перезвон колокольчиков, имени: Лили Лэнгтри. Однако о жизни ее российским читателям известно мало. Мы хотим исправить это упущение.
 
"Джерсейскую лилию" считали не просто самой прекрасной женщиной Англии, а одной из самых прекрасных в мире. И, несмотря на многочисленные романы, что-то осталось в её образе от чистоты цветка, давшего ей прозвище – лилии, символа невинности... Лили не была виновна в своей красоте, которая превратила скромную девушку в предмет восхищения. И в том вожделении, которое пробуждала в мужчинах. А то, что она уступала… Как сохранить верность не слишком любимому мужу, если в тебя влюблен настоящий принц?!



Лили Лэнгтри в юностиЭмили Шарлотта Ле Бретон родилась в 1853 году в семье декана (окружного викария) на острове Джерси. Детей было семеро – шестеро братьев и одна-единственная сестра. Неудивительно, что девочка росла таким же сорванцом, как и они. Но в мужском окружении было и немаловажное достоинство – отец полагал, что образование для женщин очень важно, поэтому Лили обучала не только её гувернантка, но и наставник братьев. Языки, математика, литература – девочка получила очень неплохое образование.
Да, её не называли "Эмили Шарлоттой". Это имя она сама считала ужасным, но, как писала в своих воспоминаниях, к счастью очень рано её стали называть "Лили", "лилией", вероятно, из-за очень белой кожи.
Мать Лили в молодости была красавицей, и Вильям Корбе Ле Бретон так влюбился в неё, что уговорил бежать в Гретна Грин, место, где пара могла обвенчаться без чьего-либо разрешения. Поженились они официально только какое-то время спустя. В остальном же это была очень респектабельная пара – священник и его супруга. У матери было слабое здоровье, так что, когда Лили подросла, то ей порой приходилось подменять мать тогда, когда требовалось её официальное присутствие в качестве супруги декана.
Девочка, которая росла в окружении мальчиков, и так была не робкого десятка, теперь же ей пришлось научиться общаться с людьми, которые бывали много старше её. Она была спокойной, уверенной в себе юной леди, а не тихоней, которая не смеет поднять глаз в чужом присутствии.
Лили и Эдвард ЛэнгтриПервое предложение руки и сердца Лили получила, когда ей было всего четырнадцать лет. Лейтенант Лонгли, сын архиепископа Кентерберийского, был так огорчён отказом отца Лили – ведь девочка была слишком юна для брака – что попросил начальство как можно быстрее перевести его с Джерси обратно в Англию.
Когда Лили было шестнадцать, то родители попробовали вывезти её в свет, и они с матерью отправились в Лондон. Но там Лили чувствовала себя провинциалкой, совершенно не готовой к жизни в большом городе. Они вернулись на Джерси.
Как оказалось, не очень надолго.
В 1873 году один из братьев Лили, Вильям, женился.
У его жены был брат, Эдвард Лэнгтри. Он не так давно овдовел, но сияющая юная красота Лили помогла ему утешиться.
Ему двадцать шесть, ей двадцать, он весьма обеспечен... Для брака не было никаких препятствий, кроме одного – ни отец, ни младший брат Лили не хотели, чтобы она выходила замуж столь поспешно.
Нельзя сказать, чтобы её привлекали только деньги Эдварда, но возможность вырваться с острова, несомненно, сыграла свою роль.
Медовый месяц Эдвард и Лили провели на его яхте, а затем поселились в собственном доме на Джерси.
Через три года молодая жена убедила Эдварда, что для её здоровья будет лучше поселиться в Лондоне. В Лондоне, который она когда-то не смогла покорить. Теперь всё изменилось.
Джон Милле "Джерсийская лилия"Да, Лэнгтри были весьма обеспечены, но не богаты, особенно по меркам тех кругов, в которых теперь вращались благодаря давнему другу отца Лили.
К тому же после смерти младшего брата Реджи, который так и не простил Лили её замужество, она носила траур – скромное чёрное платье, никаких драгоценностей.
Но именно эта простота и подчёркивала её внешность – сияющие каштановые волосы, которые она либо закручивала в простой узел, либо распускала, классический профиль, идеальную белую кожу и голубые глаза.
Не заметить эту красоту было нельзя, и её заметили – на одном из приёмов сэр Джон Эверетт Милле, знаменитый живописец, обратил внимание на красивую молчаливую молодую женщину в чёрном платье. Узнав, что она с Джерси, где он сам провёл детство, он представился, а потом попросила разрешения написать её портрет. С этого вечера и началась слава Лили, слава всем признанной красавицы. Её писали знаменитые художники. Её фотографировали.
После знаменитого портрета кисти Милле, подписанного "Джерсейская Лилия", за Лили закрепилось это прозвище – портрет имел такой успех, что его защищали от напирающей публики верёвочными ограждениями. Её красоту запечатлевали в мраморе, на холсте и на плёнке. Она расходилась в виде тысяч открыток с изображением прелестного лица.
Её писали Джеймс Сэнт и Джордж Уоттс...
 
Её писали Джеймс Сэнт и Джордж Уоттс
 
И опять Джеймс Сэнт, а вслед за ним Валентин Принсеп...
 
И опять Джеймс Сэнт, а вслед за ним Валентин Принсеп
 
Джордж Майлз и Эдуард Пойнтер...
 
Джордж Майлз и Эдуард Пойнтер
 
"Я бы лучше открыл миссис Лэнгтри, чем Америку", – сказал, встретив ей в первый раз, самый изысканный ценитель прекрасного Оскар Уайльд, и регулярно посылал красавице букеты из лилий. Говорили, что он даже спал у её дверей, надеясь взглянуть на Лили хотя бы мельком, когда та будет возвращаться домой, а у себя дома хранил один из её портретов. Он же и давал Лили советы по поводу её туалетов – о, он как никто знал, чем можно подчеркнуть красоту...
Лили уже не могла спокойно выйти из дому – её тут же окружала восхищённая толпа. Однажды в Гайд-парке некую женщину приняли за Лили, и когда полицейский наконец разогнал толпу, бедняжка была в обмороке.
Красотой Лили восхищались, её манере одеваться подражали, её причёску копировали, словом, она стала одной из первых "профессиональных красавиц", женщин, которые были известны именно благодаря своей красоте.
Джентльмены носили в петлицах красные джерсейские лилии – в её честь...
В её же честь был назван вальс.
 
. Красотой Лили восхищались, её манере одеваться подражали, её причёску копировали, словом, она стала одной из первых "профессиональных красавиц", женщин, которые были известны именно благодаря своей красоте. Джентльмены носили в петлицах красные джерсейские лилии – в её честь... В её же честь был назван вальс.
 
Принц Альберт Эдвард, будущий король Эдуард VIIБыл ли счастлив Эдвард Лэнгтри, что его супруга имеет столь оглушительный успех?
Не очень. Своё недовольство он всё больше старалась заглушить спиртным, а Лили...
Что ж, в её жизни очень скоро появился другой Эдвард.
Принцу Уэльскому, будущему королю Англии Эдуарду VII, в 1877 году было тридцать шесть. Уже четырнадцать лет он был женат на датской принцессе Александре, у них было шестеро детей (последний сын, правда, умер сразу после рождения). Альберт Эдуард, "Берти", как называли его друзья, был большим ценителем женской красоты, а от холостяцкого образа жизни так и не отказался, несмотря на брак.
На обеде у сэра Аллена Янга многие с нетерпением ожидали, как же отнесётся принц к новой лондонской знаменитости, красавице Лили. И она, и муж, когда их представили Его Высочеству, были очень смущены, и, пока Лили сидела за обедом рядом с принцем, по её собственным воспоминаниям, она могла выдавить из себя только односложные ответы на все его вопросы. Несмотря на это, красота и очарование Лили произвели на принца ожидаемое впечатление, а ей понравились его обходительность и доброта. Не только Лили умела очаровывать. Вскоре их уже видели вместе на верховой прогулке в Гайд-парке. Однако Лили, представленная принцессе Александре, помнила её доброе отношение, так что и сам принц, и она не афишировали своих отношений.
Да, они вскоре стали любовниками, но пытались соблюдать приличия. Принц находил уместные предлоги, чтобы отправиться к Лили, ну а Александра, уже привыкшая к изменам мужа, и Эдвард Лэнгтри, ещё не привыкший, тихо смирялись. Лили же никогда и никому не рассказывала о связывавших её с принцем отношениях.
Другое дело, что всё и так было ясно. Очарованный Лили, принц купил ей дом в Борнемуте. Именно там она надевала его подарки – наряды от знаменитых кутюрье, Чарльза Ворта и Жака Дусе, великолепные драгоценности, но поначалу не появлялась в них на публике, чтобы не вызвать скандала. Они встречались обычно именно там, в уединении, иногда же – в домах друзей, на загородных приёмах, где Лили могла прокрасться из своей спальни в комнаты принца.
Так продолжалось три года.
 
Лили Лэнгтри
 
Всё это время Эдвард Лэнгтри продолжал делать вид, что ничего не происходит. Правда, однажды, когда все они гостили у одного из друзей принца, он нашёл на столике жены промокательную бумагу, на которой отпечаталось написанное ею письмо. Эдвард устроил жене такой скандал, что довёл Лили до слёз, а хозяин дома потом отчитал слуг, которые вовремя не заменили в комнатах гостей злополучную промокашку...
Постепенно между принцем и Лили всё-таки наступило охлаждение. Говорят, однажды они обменялись довольно едкими фразами: "Я потратил на Вас столько, что на эти деньги можно было бы купить военный корабль. – Вы провели во мне столько времени, что за него можно было бы спустить его на воду".
С другой стороны, годы спустя сама Лили говорила, что они с принцем поссорились за все три года один-единственный раз.
"Я надела белое с серебром платье на два бала подряд. И я не знала, что он будет присутствовать на обоих балах, однако же получилось именно так. На втором он подошёл ко мне и вскликнул: "Опять это чёртово платье!" И, рассердившись, ушёл... Примирение заняло немало времени. Это была наша единственная ссора".
 
Лили Лэнгтри
 
Принц Людвиг БаттенбергБерти стал всё больше обращать внимания на других женщин, а тут в Лондон приехала знаменитая актриса Сара Бернар, и он в очередной раз потерял голову.
Лили же тоже не осталась в долгу, заведя летом 1879 года роман с графом Шрусбери, а весной следующего – с принцем Людвигом Баттенбергом, бывшего в родстве с британским королевским домом (его кузен был женат на сестре Эдуарда, принцессе Алисе) и российской императорской фамилией (его тётка была супругой Александра II).
Летом 1880 года Лили обнаружила, что ожидает ребёнка...
Ходили слухи, что принц Людвиг тогда не просто отправился в плавание на военном корабле, а родители его спешно организовали это назначение, чтобы отправить двадцатишестилетнего принца подальше от возможного скандала. По иронии судьбы корабль носил имя "Inconstant", то есть "неверный, непостоянный".
Но это оказалось ещё не самой плохой новостью.
Отец Лили потерял своё место декана на Джерси – выяснилось, что почтенный священник слишком много внимания оказывал хорошеньким прихожанкам.
Супруг же, хотя и не стал банкротом, был близко к этому – многое из их имущества было продано за долги.
Казалось, что счастливой спокойной жизни Лили пришёл конец, на самом же деле это было началом нового этапа.
Хотя они с Берти и расстались, оставить Лили в беде, когда та обратилась к нему за помощью, тот не мог. Чтобы она смогла в тайне ото всех родить ребёнка, принц отправил её в Париж в сопровождении своих доверенных людей, и там, в марте 1881 родилась девочка, Жанна-Мари.
А принц Людвиг Баттенберг оказался всё-таки не совсем "неверным" – он всегда считал Жанну своей дочерью, хотя весьма вероятно, что отцом был не он, а один из друзей Лили, Артур Джонс.
Как бы там ни было, Лили поселила девочку вместе со своей матерью в Борнемуте, а сама, лишившись поддержки принца и денег мужа, должна была сама о себе позаботиться.
Оскар Уайльд давно убеждал её, что она вполне в состоянии попробовать свои силы на сцене. До этого Лили только иногда играла в домашнем театре, по-любительски. И стать настоящей актрисой было нелёгким решением – не только потому, что у Лили не было подготовки. Профессия актрисы не считалась респектабельной, так что, если бы Лили вышла на сцену, путь во многие гостиные, где она раньше чувствовала себя своей, оказался бы закрыт.
Но, в конце концов, почему бы и нет?
В декабре 1881 года состоялся дебют Лили – она сыграла одну из главных ролей в пьесе Оливера Голдсмита "Ночь ошибок, или унижение паче гордости", комедии, написанной более чем век спустя, но всё ещё необыкновенно популярной. Ну что ж, Уайльд оказался прав. Лили имела успех! А принц Уэльский с супругой часто посещали её спектакли...
Знаменитый драматург Джордж Бернард Шоу однажды сказал: "Миссис Лэнгтри меня возмущает. Она не имеет права быть столь же умной, дерзкой и независимой, сколь и красивой".
 
Лили Лэнгтри
 
Спустя год она отправилась в своё первое турне по США, и имела такой успех, что в течение нескольких последующих лет несколько раз приезжала туда.
Ещё бы – она была очень красива, она оказалась неплохой актрисой, и она, в конце концов, ещё недавно принадлежала к высшим кругам английского света и была любовницей наследного принца...
Публика не просто любовалась ею, а восторгалась.
Юные американки непременно хотели ту же самую причёску, которая была у Лили в роли Галатеи, "узел Психеи".
Её фотографии стояли на каминных полках в тысячах квартир.
Некий мировой судья так восхищался Лили, что назвал свой салун в её честь, "Джерсейская лилия".
Более того, когда позднее городок в Техасе, где находился салун, был переименован в "Лэнгтри", многие были уверены, что это было сделано тоже в честь Лили.
На самом деле всё было куда прозаичнее, назвали его в честь инженера Джорджа Лэнгтри, но верить в то, что город назван в честь красивой женщины куда приятнее, верно?
 
Лили Лэнгтри
 
Ещё во время первого визита Лили познакомилась с Фредериком Гебхардом, наследником огромного состояния. Вся Америка наблюдала за тем, как Фредерик, богатый холостяк, пытался завоевать английскую звезду. Куда бы она ни отправилась – в гости или на прогулку, он следовал за ней. Драгоценности и букеты даже не заслуживают упоминания. Лили отправилась в турне по стране – Фредерик последовал за ней. Ходили слухи, что он снял для неё в Нью-Йорке роскошнейшую квартиру. Что ж, теперь Лили снова не приходилось думать о деньгах.
В 1887 году Лили наконец развелась с Лэнгтри. Долгие годы муж отказывал ей в разводе – кто знает, почему. Может быть, из принципа не желая отпускать давно уже не принадлежавшую ему женщину, а может быть, всё ещё любил. Но она нашла выход из положения – приняла американское гражданство, и тут уже строгие британские законы не смогли её остановить.
Лили развелась, и следует отдать ей должное – до самой смерти бывшего мужа она посылала ему деньги, четыре раза в год. А они были ему нужны – Эдуард начал пить и, увы, что называется, совершенно опустился. Он скончается ещё до наступления нового века. А тогда, в 1887, буквально сразу же после развода, Лили получила известие о смерти отца. Она вернулась в Англию, и продолжала выступать на сцене.
Несмотря на то, что отношения с Гебхардом продолжались, он не был её единственным любовником – Лили вызывала поклонение и тогда, когда ей было уже под сорок. Оказалось, что красота может приносить официальный доход не только актрисе, но и красавице – к примеру, Лили рекламировала мыло,.. Положив, таким образом, начало столь популярной затем "звёздной" рекламе.
 
Лили Лэнгтри
 
Её туалетам подражали, хотя это было нелегко – Лили обожала роскошь.
Например, платье из жёлтого тюля, покрытого сверху тончайшей золотой сеткой, усыпанной разноцветными бабочками...
Ещё в бытность любовницей Эдуарда она носила халаты, подбитые горностаем и домашние платья, отделанные лисьим мехом...
Была ли она счастлива, ведя такую жизнь?
И да, и нет.
Дочь, Жанна-Мари, долгие годы считала Лили своей тёткой, а Эдварда – отцом, и узнала правду, когда ей было девятнадцать, перед свадьбой. Простить матери этого обмана она так и не смогла.
 
Лили Лэнгтри
 
Лили оставила сцену только в 1906, когда ей было уже за пятьдесят. В 1899 она вышла замуж за молодого, много младше неё, аристократа, и, когда её свёкор скончался, и Хьюго Джеральд де Бат унаследовал титул, Лили стала леди де Бат. Она любила Монте-Карло, и проводила там всё больше и больше времени. В 1907 году она стала первой женщиной, сорвавшей там банк! Лили умела выигрывать.
В 1910 скончался Эдуард VII, который никогда не забывал времени, проведённого с самой прекрасной женщины эпохи, названной по его имени "эдвардианской".
А позднее, уже во времена Первой мировой войны, две бывшие любовницы Эдуарда, Лили Лэнгтри и Дейзи Уорвик, однажды случайно встретились.
Лили, которой было уже за шестьдесят, в отличие от Дейзи, которая была младше её на восемь лет, стареть не собиралась. "Почему бы красоте и не победить время?"
Позднее Дейзи вспоминала: "Я взглянула на неё. Ущерб, нанесённый её красоте Временем, хотя и заметный пытливому взгляду тех, кто знавал её в расцвете лет, был искусно замаскирован, и фигура была по-прежнему восхитительна. Но затем я подумала, что в этом и заключалась трагедия этой женщины, которая некогда славилась своей красотой на весь мир – в поисках удовольствий у неё не нашлось времени для того, чтобы позаботиться об утешении на склоне лет. Теперь же, видя, что сумерки надвигаются, Лили могла только возражать, что это вовсе не сумерки, что это продолжение дня – который, говоря по правде, уже подошёл к концу..."
 
Лили Лэнгтри в зрелом возрасте
 
В 1929 году семидесятипятилетняя Лили скончалась на своей вилле "Ле Лис" в Монако. Мужа не было рядом – он жил в Ницце, лишь изредка сопровождая Лили куда-нибудь, если было нужно. Ему нужны были деньги, и он этого, в сущности, не скрывал...
А в газетах писали: "Она всегда была словно трепещущий листок на осеннем дереве, который цепляется за ветку и не собирается падать под напором Зимы, поскольку некогда он принадлежал незабываемому Лету"...
Джерсейскую Лилию похоронили, как она и завещала, на Джерси. Она вернулась домой.
 
Лили Лэнгтри
 
Марьяна Скуратовская, историк моды, - для Sweetstyle
Историю этой и еще 99 прекрасных женщин можно прочесть в книге Елены Прокофьевой и Марьяны Скуратовской "100 великих красавиц", издательство "Вече".


0 коммент.:

Отправить комментарий