среда, 30 мая 2012 г.

1881: Montmartre, Paris et... Monsieur Chat Noir!

Прохожий, стой!...
Сие строение, покровительствуемое
Черным Котом,
посвящено Музам и удовольствию.
Прохожий, будь современным человеком
!

Если вам встретится на пути черный кот, то не спешите от него убегать. Остановитесь и присмотритесь. Возможно, этот тот кот, который принесет вам славу и богатство. Вспомните старую добрую сказку Шарля Перро “Кот в сапогах”. Кто осчастливил бедного сына мельника? Кот! Но доподлинно неизвестно – был ли этот кот черным. “Ах! Это всего лишь сказка!” – скажете вы. Всего лишь сказка? Вы действительно считаете, что черный кот не может принести славу и успех? А открыть новый путь в мир искусства? Не верите? Тогда слушайте!





Жил в городе Париже барон де ла Тур де Нэнтр. Многие знали его как Родольф Сали (Rodolphe Salis).

И все складывалось хорошо у этого высокого, рыжего, энергичного парня. А разве может быть иначе, когда отец – фабрикант спиртных напитков в Шательро? Однако сам он – весельчак и балагур – долго искал себя. Родольф изучал математику, хотел стать археологом, потом увлекся поэзией, затем стал заниматься живописью…


Из соображений экономии на окраине Парижа Родольф Сали оборудовал себе мастерскую в бывшем помещении телеграфа на бульваре Рошешуар… на Монмартре. Это сейчас Монмартр – синоним искусства. А тогда, в далеком 1881 году, это была просто сельская местность со знаменитыми сегодня ветряными мельницами. По немощеным улочкам спокойно разгуливали куры, утки, козы… Кто жил тогда на Монмартре? Добропорядочные буржуа называли их “canaille”. Район считался весьма небезопасным.
Луна на стены налагала пятна
Углом тупым.
Как цифра пять, согнутая обратно,
Вставал над острой крышей черный дым.

Томился ветер, словно стон фагота.
Был небосвод
Бесцветно-сер. На крыше звал кого-то,
Мяуча жалобно, иззябший кот…

Как-то темным вечером Родольф Сали шел по бульвару Рошешуар в свою мастерскую и вдруг… на крыше он увидел мяукающего на всю округу тощего черного кота, который тут же замолчал и бесцеремонно уставился на Сали немигающим пронзительным взглядом. В шутку Родольф спросил кота: “Пойдешь ко мне жить? Надеюсь, ты принесешь мне удачу”. Неожиданно для самого Сали кот, будто бы поняв смысл его слов, спрыгнул с крыши и пошел следом за ним по дороге, а потом и по жизни, став его талисманом.
Позже Сали с друзьями решил переоборудовать свою мастерскую в скромное артистическое кафе, где могла бы собираться богема, показывать свои работы, говорить об искусстве. Заведению дали название “Chat Noir” (“Черный кот”). А как же иначе? К тому же утонченно-загадочный черный кот стал символизировать искусство. На первой эмблеме этого артистического кафе был изображен черный кот, который положил лапу на гусыню - символ глупого обывателя.
Открылось заведение 18 ноября 1881 года.

Постепенно маленькое кафе становилось настоящим кабаре. Именно Монмартр, где богема и “canaille” слились воедино, Сали решил превратить в самое модное место – центр искусства и развлечений. В эпоху натурализма сделать это было немудрено. Истории из низов общества красовались на первых полосах газет и журналов. Среди богачей становилось модным жить на Монмартре рядом с нищими и обездоленными. Однако настоящих выходцев из народа в кабаре было немного. Пожалуй, только Жюль Жуи. По большому счету, аристократы и буржуа лишь играли в любовь к народу.
 

Если театр начинается с вешалки, то "Черный кот” начинался со швейцара, одетого в расшитый золотом красный мундир церковного привратника. В одной руке швейцар держал трость с серебряным набалдашником, в другой - средневековую алебарду. Швейцар не впускал только военных и священников. Для творческих личностей - художников, поэтов, музыкантов, артистов вход был свободный. Немудрено! Ведь Сали переманивал в свое заведение молодых одаренных поэтов, музыкантов и художников. Зная, что многие были совсем не прочь выпить, он покупал их творения за спиртное, которые потом украшали его заведение. Поэты, певцы, музыканты выступали практически бесплатно. Главное условие – это элемент неожиданности и театральность. Сам хранитель заведения, черный кот, спал на настоящей пальме.
В кабаре имелась даже V.I.P. - зона для интеллектуальной элиты, обслуживали которую официанты в академических мантиях, купленных по случаю у старьевщика. Именно Сали первым отказался от использования рояля на сцене, заменив его на более доступное для ежедневного музицирования фортепиано. Эта поистине новаторская идея в Сhat Noir положила начало традиции исполнения шансона в кабаре под этот, хоть и камерный, но совсем не рафинированный по звучанию инструмент. Девизом заведения стали слова: "Построим коммуну искусства и просвещения!"

Будучи талантливым коммерсантом, Сали активно рекламировал свое заведение повсюду. Так, по Парижу передвигался промо-вагончик с вывеской Cabaret Сhat Noir, были выпущены почтовые открытки с изображением черного кота и указанием адреса места развлечений, а за 30 сантимов можно было купить сувенирные программки представлений, содержавшие также адрес и призывную надпись: "А ты поднимался на Монмартр?"

Родольф Сали начал издавать еженедельную литературно-сатирическую газету Сhat Noir. "У вас есть "Черный кот?" - как магический пароль, произносили читатели газеты киоскершам. Номер стоил 15 сантимов, сие издание было крайне демократичным, Сали предоставил клиентам кабаре возможность самовыражения на страницах газеты. Они печатали там свои безумные тексты и юмористические стихи. Дело дошло до того, что однажды через газету сам Родольф Сали сообщил о своей кончине, а затем лично, будучи в добром здравии, встречал клиентов, пришедших проститься с ним на панихиду. Тогда перед входом в кабаре появилась вывеска "Открыто по причине смерти", а посередине зала был установлен огромный футляр от виолончели, символизирующий гроб – вот они, истоки богемных перфомансов и инсталляций.
Четырехстраничный еженедельник, выходивший каждую субботу начиная с января 1882 по сентябрь 1897 тиражом под двадцать тысяч экземпляров, воплотил в себе «дух конца столетия». С газетой сотрудничали такие мастера слова, как Альфонс Алле, Ги де Мопассан, Виктор Гюго, Эдмон де Гонкур, известные композиторы и литературно-музыкальные критики Шарль Гуно и Жюль Массне.


Над художественным оформлением газеты работали Теофиль Стейнлен, Шарль Леандр. Адольф Виллетт рисовал комиксы с сюжетами о Пьеро и Коломбине, а Каран д’Аш – на военную тематику. Откуда такое странное имя - аристократично звучащее по-французски русское слово “Caran d’Ache”? Дело в том, что это творческий псевдоним француза по происхождению Эммануэля Пуаре, который родился и окончил гимназию в Москве. Много позднее, один из поклонников его творчества основал марку эксклюзивных пишущих инструментов и аксессуаров и назвал ее в честь карикатуриста, которая сегодня известна во всем мире.
Снобизм и дешевая комедия, жесткая сатира и наcмешки, цинизм и ирония, направленные на высмеивание буржуазной публики, в кабаре “Черный кот” были нормой. В конферансах, сатирических куплетах, пародиях открыто высмеивалось официальное искусство, существовавшие тогда порядки, политические деятели, буржуа. В моду вошло новообразованное по аналогии с "юмореской" и "гротеском" словечко "chatnoiresque".
Иногда Родольф Сали лично встречал гостей глумливо-почтительным поклоном и словами: “Ваше глубокоуважаемое электоральное высочество!” Как блестящий мастер импровизации, зачастую он сам выступал в роли конферансье, приводя публику в восторг своими монологами, сатирическими памфлетами против буржуазии и депутатов. Но, в то же время, в Chat Noir происходили интереснейшие литературные дискуссии. Кабаре стало трибуной для провозглашения нового художественного течения – символизма. Посредством искусства запускался процесс поиска новых идеалов и обновления общества.
"Добрый вечер! Катались ли ваши светлости на поезде удовольствий? Если нет, тогда занимайте места!" - приветствовал своих гостей сам Сали. “Аристократ”, “дворянин из кабаре” – так называли Родольфа Сали за глаза - вытащил счастливый билет. Отведать “меда Сали” хотел весь Париж! Анри Тулуз-Лотрек, Альфонс Доде, Эмиль Золя, Виктор Гюго, Поль Верлен, Альфонс Алле, Эмиль Гудо, Жан Ришпен, Морис Роллина, Шарль Кро, Жан Мореа, Эдмон Арокур, Жан Лоррен, Жюль Жуи, Морис Макнаб, Морис Донне, Клод Дебюсси, Шарль Крос, Морис Роллин, Аристид Брюан – это далеко не полный список известных завсегдатаев кабаре “Черный кот”. Гостей кабаре весь вечер просили поддержать искусство посильным вкладом, т.е. выпить за него. Любимым напитком в те времена был абсент, в творческих кругах бытовало поверье, что вдохновение приходит после восьмого стакана, поэтому творцы бесстрашно отдавались "зеленой фее". Дамы, затянутые в жесткие корсеты, не позволявшие им много есть и пить, употребляли этот 70-градусный нектар неразбавленным.
Кстати, самый именитый и скандальный шансонье Монмартра Аристид Брюан написал гимн кабаре. Плач черного кота моментально стал классикой, которую публика дружным хором распевала по вечерам: "Ищу я фортуну у "Черного кота", вечером на Монмартре, когда светит луна".


Как ни странно, тексты постановок и выступлений в Chat Noir не подвергались официальной цензуре. Почему? Ведь в то время цензоры не давали покоя другим заведениям, где запрещали спектакли за одно недозволенное название полицейских "шпик" или "фараон". Возможно, предприимчивый Сали просто откупался от контролеров. Хлесткие шутки самого Сали били не в бровь, а в глаз. А в кабаре царила атмосфера непринужденности, свобода нравов и отказ от условностей. Так, ныне всемирно известный композитор Клод Дебюсси дирижировал оркестром при помощи столовой ложки вместо дирижерской палочки, а певица Иветта Гилберт исполняла свадебные песни на мотивы похоронных мелодий. Как-то разгулявшиеся посетители кабаре схватили на улице случайного прохожего, завернули его в скатерть, затащили в кабаре и заставили распевать вместе с ними песни. Даже швейцар в кабаре декламировал стихи поставленным голосом, порой доводя до слез захмелевших барышень:
Вот и увял букет невесты,
Так и мы с тобой состаримся вместе…


А на Монмартре вовсю уже звучат лозунги: "Монмартр - свободный город! Монмартр - священный холм! Монмартр - соль земли, пуп и мозг мира, гранитная грудь, которая утоляет всех жаждущих идеала!". Вам они что-нибудь напоминают? Вы не ошиблись, Родольф Сали участвовал даже в парламентских выборах, выдвинув требование об отделении Монмартра от государства. "Что такое Монмартр? Ничего. Чем он должен быть? Всем!" Естественно, Родольф Сали не победил на выборах, но этой рекламной кампанией он привлек к себе еще больше людей. И они были далеко не из народа. Местным жителям Монмартра посетители кабаре, мягко говоря, не нравились. Поэтому они бесцеремонно наведывались в “Черный кот”. Однако, находчивый Сали выдавал нападения хулиганов за представление. После очередной разборки, когда погиб официант, а самому Сали изуродовали лицо, было решено переезжать. Необходимость переезда зрела давно – за три с половиной года своего существования Chat Noir стал очень популярным. Небольшие залы уже не могли вместить всех желающих. Переезд послужил отличным поводом для очередного шоу, Родольф Сали изменил бы себе, не использовав эту возможность для громкого перфоманса и промоушена "Черного кота".
10 июня 1885 года. Среда. Полночь. Полнолуние. Монматр. Тишина. И вдруг! Звуки музыки! Факелы! Удивительная процессия в странных костюмах c песнями и танцами двигалась по бульвару Рошешуар на улицу Виктор-Массе. Всего 500 метров. Но как грандиозно! Ура Монмартру!
На новом месте “Черный кот” целых 12 лет был законодателем ночной жизни богемы. Даже принц Уэльский, правда, под чужим именем, часто бывал в этом кабаре. Родольфу Сали было не стыдно перед принцем. Ведь его кабаре было оформлено по-королевски. Средневековый особняк сверкал разноцветными витражами. Фасад кабаре украшало огромное панно с изображением кошачьей фигуры на фоне солнечного диска, которую освещали два больших фонаря, а комнаты были украшены картинами современных художников Монмартра.

Именно здесь "Черный кот" стал настоящим “синтезом всех искусств” еще и благодаря театру теней (Theatre d’Ombres) художника Анри Ривьера. Каждая премьера была сенсацией, о которой с восторгом говорили и писали далеко за пределами Франции. Игра света и тени, рисунки и аппликации на стекле и бумаге, орган, хор, оркестр – это был не просто спектакль, а практически кинематограф. Родился театр теней почти случайно. Однажды Анри Ривьер отдыхал в Chat Noir. Наблюдая за представлением с перчаточными куклами, он вырезал из подручного картона фигурки жандармов, подходящие к сюжету выступления и подключился к действию – натянул белую салфетку, сзади освещенную лампой, и провел по получившемуся экрану фигурки. Публике так понравилась эта импровизация, что вопрос о создании театра теней в кабаре "Черный кот" решился безотлагательно.



Со временем придумали разные приспособления: для световых эффектов перед фонарем ставили стекла-фильтры разного цвета - до пяти одновременно, их комбинации создавали разные оттенки освещения экрана. Облака и волны рисовали на стеклах красками, подвешенные к специальной конструкции, они скользили вдоль экрана. Для имитации восхода солнца или бури использовалась система зеркал. Фигурки и декорации сначала вырезали из картона, позже все изображения стали делать из цинка, их возили по сцене на специальных рельсах. В представлении участвовало 10-15 человек. Это был настоящий театр! За сценой на трех разных уровнях устанавливали платформы: на первой располагался оркестр, на второй - осветители, на третьей-кукловоды.
Именно в театре теней по-настоящему раскрылся художественный талант карикатуриста Каран д’Аша, который создал 50 картин к спектаклю “Эпопея” (о войне 1812 года).
Этот спектакль, как и многие другие, имел огромный успех. Но самым красивым представлением театра теней считалось «Шествие со звездой». Десять картин на евангельскую тему написал к этому спектаклю сам Анри Ривьер. Представление начиналось сценой рождения Иисуса: по экрану на поклон к младенцу проходила длинная вереница людей, путь к его яслям указывала яркая звезда. Потом следовали картины пути Иисуса на Голгофу, его распятие. Заканчивалось представление вознесением Христа на небо. Использованные световые эффекты производили на зрителей неизгладимое впечатление. До сих пор театр Анри Ривьера является самым знаменитым французским театром теней.
Каждый вечер после представления театра теней избранное общество удалялось в творческую лабораторию, где молодые поэты, художники, писатели, музыканты показывали свои новые работы и учились у мастеров. И это, по мнению Родольфа Сали, было самой главной функцией кабаре. Пускали в эту творческую лабораторию далеко не всех, поэтому поползли слухи о том, что кабаре “Черный кот” – это тайный эзотерический и политический центр, в котором скрывается международная масонская организация. В произведениях молодых художников, поэтов и композиторов искали тайный смысл. Средневековый интерьер здания, X-образные усы кота и крылья мельницы – символ кабаре и Монмартра, способствовали буйству фантазии.
Кабаре “Chat Noir” стало альтернативой официальной светской культуре. В 1896 году завсегдатай «Черного кота», художник-иллюстратор и мастер плакатного искусства Теофиль Стейнлен нарисовал знаменитую афишу «Tournee du Chat Noir», которая и поныне остается не только визитной карточкой кабаре, но и одним из символов Парижа, а сам Теофиль Стейнлен до сих пор считается непревзойденным «кошачьим» мастером кисти. Этим грациозным животным посвящено множество его работ.

Однажды в кабаре “Черный кот” Родольф Сали воскликнул: "Бог создал мир, Наполеон учредил орден Почетного легиона, а я основал Монмартр!" И это была правда. Вслед за успешным Chat Noir новые кабаре вырастали как грибы после дождя. Даже небезызвестный “Moulin Rouge” появился именно в ту пору. Увы! Постепенно модернистские кабаре с сумасбродствами и причудами богемы уходили в прошлое. На смену им приходили более вульгарные заведения. Сегодня при слове “cabaret” многие из нас, в лучшем случае, вспоминают фильм “Кабаре” с Лайзой Минелли или “Мулен Руж” с Николь Кидман. “Черный кот” не смог выдержать конкуренцию с “Мулен Руж”, но он выполнил свою историческую миссию: превратил обыкновенный кабак в площадку для экспериментов в искусстве, открыв миру новые художественные формы и новые таланты. Сали сломал средневековый стереотип страха перед черным котом, сделав его символом искусства, интеллекта и сатиры. Когда кабаре “Chat Noir” ушло в историю, черный кот отправился странствовать по миру, чтобы вдохновлять людей на прекрасное. Merci beaucuop, Monsieur Chat Noir, за Париж, Монмартр, кабаре и модерн!… Спасибо тебе, уважаемый Черный Кот, за высокое искусство!

Хотите стать частью богемы, завсегдатаями кабаре? Тогда рекомендации Рене Прево для вас!
  1. При всякой возможности опаздывайте к началу, дабы пришедшие ранее уразумели, что у вас есть и другие дела.
  2. Войдя, вручите свое пальто гардеробщице: пускай все видят, что вы не замышляете ничего дурного, и что пальто у вас новое.
  3. Садясь, старайтесь производить как можно больше шума. Пересядьте несколько раз в места на место, покуда не найдете стул, который вполне удовлетворит вас своею формой.
  4. Прочтите меню и карту вин громко и выразительно своему спутнику. Если сможете, заучите их наизусть, официанту же скажите лаконично: “Позже!”
  5. Позаботившись таким образом о своем физическом благополучии, подключайтесь к участию в представлении. Для начала окиньте конферансье долгим презрительным взглядом. Будучи, вне всякого сомнения, ослом, он должен почувствовать ваше духовное превосходство.
  6. Подгадывайте производимые вами шумы так, чтобы они приходились на моменты, когда их менее всего ждут. Такой тонкий расчет с вашей стороны изрядно оживит программу.
  7. Если вы женщина, смело и остроумно критикуйте платье актрисы. (Разглядывая детали, не забудьте воспользоваться лорнетом.)
  8. Во время песенных номеров направляйте дым от папиросы в сторону сцены. Вдыхая его, певец получит удовольствие, а его голос от дыма сделается мягче и бархатистее.
  9. По ходу представления небрежно позвякивайте бокалом и постукивайте столовыми приборами. Приятные эти звуки восполнят отсутствие оркестра.
  10. Утомившись долгой скучной программой и возмутившись принесенным счетом, покидайте помещение шумно, как вошли в него, и с сознанием приятно проведенного вечера.
 

Авторы: Казя (Казимира Прутковская), Elena_Irkutsk (Елена), Snezhka555 (Снежана Реймерс), специально для etoya.ru
 

0 коммент.:

Отправить комментарий