среда, 23 мая 2012 г.

Дважды два


5 мая вся парфюмерно просвещенная общественность вспомнила про день рождения аромата Chanel №5. Наш парфюмерный блогер Сергей Борисов предлагает чествовать в этом году другой аромат Дома — 90 лет исполняется Chanel №22
 
Флакон аромата Chanel №22
 
 
 
Аромат был представлен парфюмером Эрнестом Бо еще в 1921 году, в ряду других цветочных альдегидных ароматов, но тогда для дебюта на парфюмерной сцене Габриэль Шанель выбрала №5 — свою роль сыграла магия чисел. «Мы представляем летнюю коллекцию одежды 5 мая, а это пятый месяц в году. Пусть аромат носит номер 5 — он принесет нам удачу», — так ответила мадемуазель Коко парфюмеру, предложившему на выбор ароматы с номерами от единицы до пятерки и от 20 до 24.

Год спустя, в 1922-м, Шанель выбрала для запуска еще два аромата — Chanel №22 и Chanel №55. Шанель всегда окружают легенды, и никогда не знаешь, какая из них верна. Так, Мися Серт в своих воспоминаниях пишет, что Коко Шанель изначально хотела создать аромат летнего сада и выбрала его вместе с №5 — но пустила в продажу этот летний цветочный аромат (а именно №22) через год. Некоторые парфюмеры считают №22, более мягкий и изысканный по сравнению с №5, вариацией на тему Quelques Fleurs Houbigant, аромата, которым особенно восхищался Эрнест Бо. Но даже они соглашаются, что идеальным образцом альдегидно-цветочных ароматов является №22. 

Коко Шанель
Коко Шанель

Двадцать второй рассказывает о чистоте как об одной из добродетелей и составляющей красоты. Белые цветы: ландыш, флердоранж, жасмин и тубероза — вкупе с розой и иланг-илангом составляют легкий и чистый букет — но особую чистоту придают альдегиды и оррис, сообщая аромату теплоту и нежность тонкой пудры. Аромат  — словно белая вуалетка на лице, словно мягко сияющая нитка жемчуга на шее.

Chanel №22 задыхается в закрытых помещениях — здесь альдегиды и оррис, роза и опопанакс приобретают несколько старомодный характер. Его можно описать младенческой тальковой присыпкой, будуаром старой девы в бежево-розовых цветах или церковной свечной душностью. Аромату нужно на свежий воздух, и ему сразу станет лучше — чтобы розы и сирень дышали сладостью, чтобы ладан зазвучал торжественно, чтобы ожило мягко-жемчужное восточное сияние шлейфа ветивера и ванили. 

Есть в нем что-то молочное и материнское, что-то домашнее и интимное, нечто от теплоты бедер и мягкости живота, куда утыкался зареванным для спасения от всех детских горестей, и от её мягких всепрощающих и всеисцеляющих объятий. Молодые девушки редко выбирают его своим signature scent — он напоминает им об их мамах и бабушках; признание №22 чаще происходит после открытия радости материнства. Взрослым женщинам он напоминает о молодости, о нежности детских волос и перетяжках на пухлых ручках. 

С этим ароматом нужно смотреть «Джейн Эйр», «Английского пациента» и другие мелодрамы прошлых лет. С тонким и спокойным шлейфом — он прекрасный спутник в исторических музеях и театрах. И — если у вас бывают такие выходные — ленивое летнее воскресенье на даче, когда совершенно некуда спешить и абсолютно нечего делать. Цветут розы, жужжат шмели, облака проплывают мимо… сегодня всё будет хорошо.

0 коммент.:

Отправить комментарий