пятница, 2 марта 2012 г.

Больше, чем любовь. Эрнест Хемингуэй и Мэри Уэлш


 Когда Мэри и Хемингуэй познакомились, Марлен Дитрих сказала ей: «Твоя жизнь может быть интереснее, чем жизнь репортера». И действительно, быть женой Хемингуэя оказалось интересно, но невероятно трудно. Мэри прощала ему бывших жен, грубость, пьянство – ведь он был сказочно талантлив. На ее глазах он написал «Старика и море» и стал живым классиком. Она шутила, что за «Старика…» отпускает ему все грехи. Труднее всего было простить его самоубийство...

Блюз тишины





 Блюз тишины

Ч-ч-ч-ч…....

глаза цвета кофе не требуют сливок,
от горечи – сахар добавлю по вкусу,
он вряд ли поможет – осядет курсивом
в стаккатовый вечер…

По прежнему курсу
Плывёт моя шхуна, ветрами гонима –
От пристани счастья до острова боли,
Так чутко ладонями Бога хранима,
И так выскользая из этих ладоней…

Ч-ч-ч-ч…....

Давай помолчим, тишине доверяясь...
Мартини осталось – на донышке. капля.
Стаккатовый вечер горчит, ухмыляясь.
И бьется наш парус, шумя и скандаля..

Ч-ч-ч-ч…....

Сегодня опять мы в словах потерялись,
Давай их забудем – простая наука?
Мы в жизни лихой ничего не боялись..
Теперь помолчим. Слышишь?
Больше – ни звука.

Ч-ч-ч-ч….............................................